посвящается преподобному

Сергию Радонежскому

Сахалинский мост

сайт

Алексея  Смирнова

Сахалинский мост

Предисловие
Первоначально статья была написана ещё в 2017 году. Однако сегодня, когда президент России уже огласил своё решение о необходимости строительства, и уже начались предварительные изыскательские и проектные работы, тема Сахалинского моста стала ещё более актуальной. Однако вместо дискуссии о необходимости соединения Сахалина с материком на первое место выходит определение надлежащего места для такого проекта.

В сущности есть лишь два пути от БАМа в сторону Сахалина. И потому задача найти подходящее место для перехода на Сахалин с технической стороны не столь уж сложная. Между тем, эту задачу сегодня усложняют частные интересы, которые мешают не только принятию решения о сооружении перехода на Сахалин, но уже и выбору места. Так в 2013 году госкомпания «Российские железные дорог», которой предстоит выступить в роли генподрядчика, провела НИР, в котором вывела нужное кому-то заключение о месте строительства моста на Сахалин. Уверенная в своей предстоящей роли госкомпания уже проявляет свою активность в СМИ, ведёт изыскательские работы и даже оглашает цену проекта, даже не имея на руках технического задания на проектирование. Для того, чтобы указать на  несоответствии частного интереса РЖД потребностям России, нам пришлось переделать статью о Сахалинском мосте, перенеся акцент на данное противоречие.
*      *      *      *      *      *      *
На сегодняшний день   раздел "Новой России"   включает следующие  статьи:
 
1.
Государственный интерес заключается не в самом по себе соединении с островом, а в том, чтобы Сахалинский мост дал толчок ускоренному развитию региона, который обладает огромным потенциалом. Напомним, что Сахалинская область – это один из немногих субъектов федерации, являющийся стабильным донором госбюджета России.

Да, это правда, что жители Сахалина долгие годы ждут соединения своего острова с материком. Однако нужно помнить, что переход на Сахалин – это весьма затратный проект. По этой причине для страны важно, чтобы расходы на него окупились как можно скорее. Для быстрой окупаемости данного проекта есть три пути. Первый из них очевиденэто снижение затрат на его осуществление. Второйэто последующий ускоренный экономический рост Сахалинской области, что должно принести больше денег в российскую казну. Третий путь заключается  в увеличении прибыли, которую должна принести транспортировка грузов между материком и островом. В первую очередь, речь идёт о дополнительной прибыли РЖД.

Между тем, выбор места для строительства моста на Сахалин говорит о том, что данная госкомпания отнюдь не стремится к высоким заработкам. Ведь в случае сооружения перехода между материком и о. Сахалин в районе мыса Погиби, как это планирует осуществить РЖД, рост грузопотока ограничивается пропускной способностью одноколейного ж.д. моста через р. Амур. Сегодня РЖД планирует проложить ветку от ст. Селихин на  БАМе до пролива Невельского. Напомню, что Селихин находится на заключительном отрезке БАМа, который начинается мостом через р. Амур и заканчивается портами Ванино и Советская Гавань на берегу Татарского пролива. Это означает, что при увеличении грузопотока между Сахалином и материком, мост через Амур неминуемо стал бы узким горлом в движении поездов. Здесь нужно отметить, что переход у Комсомольска-на-Амуре сложный: одна лишь мостовая часть перехода имеет длину почти 1,5 км, плюс здесь имеется дамба вдвое большей длины. Планируя переход на Сахалин пусть даже в самом узком месте, госкомпания РЖД не может не понимать необходимости сооружения нового ж. д. моста через реку Амур в скором будущем. Таким образом, выбор РЖД неминуемо тянет за собой ещё один дорогостоящий проект.

Вероятность образования узкого горла у  ж. д. моста через Амур весьма велика. Дело в том, что на Южном Сахалине сегодня имеется три незамерзающих порта, а именно, Корсаков, Невельск и Холмск, каждый из которых, после появления Сахалинского моста, оказывается ближе к Сибири (а также Уралу и Москве), чем Владивосток и Находка. Логистические преимущества способны привести к большей загрузке сахалинских портов. В этом случае проект соединения с Сахалином мог бы стать высокорентабельным, если бы не пробка у однопутного моста через Амур. Очевидно также, что на названные порты могут быть перенаправлены японские грузы из-за их близости к острову Хоккайдо. Таким образом, планируя переход на Сахалин у м. Погиби, следует сразу иметь в виду необходимость строительства не одного, а двух мостов. Об этом следовало бы честно сказать правительству России.

Между тем, данному мосту на Сахалин есть альтернатива в виде перехода через Амурский лиман в районе с. Рыбновск.

2.
Глядя на карту, может показаться, что переход у Рыбновска должен стоить гораздо дороже, чем у м. Погиби. На самом же деле пролив Невельского гораздо уже (до 8 км), но и гораздо глубже. В месте фарватера его глубина достигает 60 м. Между тем, мелководный Амурский лиман имеет среднюю глубину 1,5 м, а его максимальная глубина равна 4,5 м. Местные жители полагают, что в самом узком месте его можно перейти вброд; такие попытки перехода были, но терпения у людей на столь долгий путь по воде не хватало. Такая глубина позволяет намыть в месте перехода песчаную дамбу. Этот вариант перехода был бы гораздо дешевле. К тому же, технически прост. В этом варианте дамбы автомобильная и железная дороги позволяют без особых дополнительных затрат нарастить количество полос. Отрезок между восточной оконечностью о. Байдукова и селом Рыбновск составляет чуть менее 21 км. В месте перехода у Рыбновска можно построить не только дамбу, но и мост, а также комбинацию из дамбы и моста. Нужно подчеркнуть, что выбор места для Сахалинского перехода и способ соединения материка с Сахалином – это две разные вещи.

Вариант чисто дамбы, без всякого моста, полагаю наиболее разумным, так как из-за мелководья в этом месте нет судоходства рыбаки пользуются только маломерными посудинами. При наличии одной лишь дамбы, перегораживающей северную горловину Амурского лимана,  в нём снизится уровень солёности воды, что позволит заселить лиман ценными породами рыбы. В частности, из породы осетровых.

Говоря о преимуществе Сахалинских портов при наличии моста на остров, необходимо заметить, что строительство глубоководного порта в Северной части Сахалина близ г. Оха, рядом с месторождением «Одопту-море», привело бы к образованию морских ворот России на Тихом океане, которые оказались бы на 1,5 тыс. км ближе порта Владивосток. Нужно сказать, что «Одопту-море» принадлежит компании «Роснефть», контрольный пакет которой принадлежит государству. Это принесло бы пользу при поставках компанией своей продукции как на континент, так и по морю.

В связи с тем, что не только в период, предшествующий строительству перехода на Сахалин, но и после его завершения, объёмы грузоперевозок между островом и материком ещё не ясны, то строительство Рыбновской дамбы делает гибким подход к тем техническим требованием, которыми должен обладать Сахалинский мост. Конечно, это лишь в том случае, если наличие мостового перехода в дамбе получит своё обоснование. В таком случае, мост может быть построен непосредственно на самой дамбе. С тем, чтобы после его завершения, можно было бы прокопать под ним судоходный канал. Видимо, понадобится и фарватер к ближайшему речному порту Николаевск-на-Амуре.

У Сахалинского перехода близ Рыбновска есть ещё ряд преимуществ. В частности, в этом варианте ветка от БАМа строится от станции Постышево (пос. Берёзовый) на БАМе, которая расположена на 281 км ближе к Сибири (Уралу, Москве), чем ст. Селихин, откуда РЖД сегодня собирается строить свой железнодорожный подход к мосту на Сахалин. К тому же ст. Постышево стоит не только до моста через Амур, но также до моста через Амгунь. Таким образом, железнодорожное движение между материком и Сахалином через Рыбновский переход не сказывается на движении по мостам через эти реки.

Другим важным преимуществом такого перехода является то, что трасса между БАМом переходом через Амурский лиман, в основном, имеет пологий рельеф. Тогда как планируемая РЖД трасса Селихин - Ныш, большей частью проходит по горам и сопкам Сихотэ-Алиня. Данный вариант требует гораздо большего объёма земляных работ и строительства большего количество мостовых переходов. Обе трассы сравнимы по длине – около 450 км, но в нынешнем варианте РЖД эта дорога обошлась бы, как минимум, вдвое дороже.

Наконец, поскольку село Рыбновск расположено лишь на 125 км севернее мыса Погиби, то при выборе этого места для строительства перехода на Сахалин, то путь от любого населённого пункта на Сахалине до Сибири (Урала, Москвы) оказывается ближе, чем в варианте РЖД. При этом выигрыш пунктов Северного Сахалина весьма существенен.

Заключение
1). Подводя итог сказанному, следует подчеркнуть, что в выбранное РЖД место для сооружения Сахалинского моста, указывает на очевидное превалирование интереса этой госкомпании над государственной выгодой. Интерес РЖД очевидно связан с переход через пролив Невельского вынуждает государство строить ещё один мост через Амур.

2). Государству могло бы получить переход на Сахалин с гораздо меньшими затратами, и в более сжатые сроки.

3). Сооружение Сахалинского перехода близ с. Рыбновск привело бы к созданию единой сквозной дороги, начинающейся от ст. Постышево на БАМе, и заканчивающейся в порту Корсаков. При этом каждый населённый пункт на Сахалине оказывается ближе к Сибири, Уралу и Москве, чем в варианте РЖД.

Алексей Борисович Смирнов,

аналитик и искатель истины
опубликовано 2 декабря 2017 года
последнее дополнение 30 октября 2018 года
Метки: Сергию Радонежскому, Алексей Борисович Смирнов, Николаевск-на-Амуре, село Рыбновск, мыс Погиби, Сахалинский мост, Одопту-море, Одопту-порт, село им. Полины Осипенко, остров Хоккайдо, экономика Сахалинской области
© Авторский сайт Алексея Борисовича Смирнова, 2018, novoruss.ru@gmail.com
 
Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.novoruss.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат автору интернет сайта Алексею Смирнову, и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.