посвящается  преподобному

Сергию Радонежскому

Древняя московская мозаика

сайт

Алексея  Смирнова

На сегодняшний день папка «Разное» включает следующие разделы:

Древняя московская мозаика

продолжение эссе

Разглядывая древнюю мозаику, в которой утрачено много камней, реставратор понимает, что восстановить утраченное можно только применив строгий анализ, а также воображение. Основанная на фактах гипотеза позволяет сложить камни старой мозаики в единое целое, заполнив недостающее, то же самое можно сказать о научном методе. В данном случае, мы применяем оба эти подхода к истории древней Москвы.

1.
Начнём с того, что рассмотрим, как сегодня выглядит название этого великого города, а также реки Москва, на которой он построен, на языках ближних и дальних народов.

Обратим внимание на то, что у ближних народов, как и у нас самих, город и река носят одинаковое название – Москва. Его могут писать по-разному: Moskva, Moskwa, Maskva, Moszkva, но суть от этого не меняется.

В то же время, у отдалённых народов для наименования города и реки используются два разных наименования. В немецком языке: Moskau-Moskwa, соответственно. В английском языке: Moscow-Moskva. В итальянском: Mosca-Moscova.
Фроловская (Спасская) башня Кремля

На картине справа: Фроловская (с 1658 г. Спасская) башня Кремля. С 1368 г. на этом месте была Фроловская стрельница. Слева: Храм Василия Блаженного. На его месте до 1547 г. стояла церковь Флора и Лавра, а до конца IX века здесь был храм Велеса.

Во французском: Moscou-Moscova. В испанском: Moscu-Moscova. То, что изменение географического названия в былые времена меньше сказывалось на произношении топонима в отдалённых языках - это не ново. Однако в наше время скорых коммуникаций это правило уже не работает. Примем общий вывод к сведению, и ради точности, добавим, что в финском языке применяются два варианта наименования столицы России: Moscova и Moskva.

Итак, сохранив древнее название города Москов, отдалённые языки подтверждают правильность известной записи, сделанной Нестором в «Повести временных лет».   Там говорится о том, что в 6655-ом году суздальский князь Юрий Владимирович по прозвищу Долгорукий пригласил Святослава Ольговича, который в тот момент был новгород-северским князем, к себе в гости: «Прииди ко мне брате в Москов, Святослав же ехав к нему с дитём своим Ольгом». Далее в летописи речь идёт о подарках и пире после охоты. Данное событие отражено в двух древнейших вариантах этой летописи: в Лаврентьевском (1377 г.), а также в Ипатьевском списках.

Таким образом, сомнения в том, что в древности город назывался Москов, отпадают. Как мы видим, это наименование дублируется немецким, английским, итальянским, французским и испанским языками. И, отчасти, финским языком.

Уместно напомнить что, в соответствии с нормами русского языка, от названия Москов образуется прилагательное московский. Тогда как наименованию Москва соответствует прилагательное москвинский. Тот факт, что языковая норма нарушается, говорит о глубоко укоренившейся привычке использования слова московский.

Следует также добавить, что местные жители издревле назывались московитянами, что тоже говорит об их принадлежности Москову. Попутно замечу, что название московиты относится не к самому городу, а к государственному образованию, которое появилось позже и называлось Великим княжеством Московским. В Европе это княжество, а затем и царство, называли Московией. Выражение москвичи появилось сравнительно недавно, не ранее начала XIX века. Основной исторический вопрос заключается в том, что послужило причиной переименования, и когда это произошло. Ниже мы выдвинем свою версию ответа.

Последние археологические данные говорят о том, что племя (или племена) вятичей пришли в эти места не в IX , как это ранее считалось, а в VIII веке. Возможно, Москов с самого начала был столицей племени. Само его название говорит о том, что это был город – сравните: Ростов, Псков, Тамбов, Львов и т.д. Поэтому, несмотря на первое письменное упоминание под 1147 годом, город может оказаться старше почти на 300 лет. Близость к броду через реку Москва, имеющая большое значение даже во времена, когда главными дорогами служили реки. Высокий холм, на котором был бор/погост/кладбище, где вятичи соборовали/хоронили своих умерших сородичей, а также капище Макоши (?) на вершине (маковице), также служил наблюдательным пунктом и естественной защитой при внезапном нападении противников. Жить на холме неудобно, так как туда пришлось бы таскать воду для себя, хозяйственных нужд и для скотины. Поэтому укрепление на Боровицком холме появилось лишь в самом конце X века. Несомненно, это связано с князем Владимиром Мономахом, который перед этим покорил вятичей.

Нужно обратить внимание на то, что долгое время город Москов и укрепление на Боровицком холме не составляли единое целое. Лишь этим можно объяснить то, что в летописях часто встречаются такие наименования, как Кремник, Город-Кремль, Москва, Кремленоград. Вероятно, город Москов управлялся отдельно. Было ли это самоуправление, сказать трудно, но некоторое обособление жителей города вятичей, от тех, кто сидел в крепости наверху холма очевидно. Об этом говорят рассказы о поджогах деревянного Кремника местными жителями, а также конфликт между великим князем Владимирским Андреем Юрьевичем и потомками боярина Кучки. Данный конфликт, теперь это уже  несомненно, был. Финалом драмы стало убийство Андрея Боголюбского и последующая казнь десятка кучковичей, имена которых известны, которые стали участниками кровавого заговора.

В сохранившемся списке Тверской летописи XVI века под 6664 годом (1156 г.) обнаружена следующая запись, которую можно было бы считать первым упоминанием названия Москва: «Того же лета князь великий Юрий Володимеричь заложи град Москьву, на устни же Неглинны, выше рекы Яузы». Эта запись, совершённая последней под упомянутым годом, т.е. на пустом пространстве между предыдущей записью и первой записью 6665-го года, сразу же вызвала подозрения историков. Не будем вдаваться в подробности, лишь согласимся здесь с выводом о том, данная запись о Москве была добавлена гораздо позже. Возможно, запись была вызвана желанием отнести название крепости Москва ко времени князя Долгорукого. Тем самым, делая его нарекателем укрепления на Боровицком холме.

Очевидно, что в определённый период нашей истории, кто-то из правящих потомков великого князя Андрея Боголюбского решил избавиться от названия древнего города вятичей Москов и перенёс название крепости на весь город. Как бы то ни было, ни самого указа о переименовании Москова в Москву, ни даже упоминания об изменении названия, нигде не обнаружено. Таким образом, в соответствии с авторским правом,  а также из уважения к первым московитянам, нам следовало бы употреблять исконное наименование города Москов; при этом оставив название Москва за крепостью т. е. за Кремлём.

По моему глубокому убеждению, возвращение старых топонимов не должно ни дискутироваться, ни решаться путём референдумов, ни, тем более, поручаться комиссиями по переименованию. Возвращение изначального названия должно быть закреплено Законом, поскольку это чисто вопрос приоритета, авторства.

1а.
Следует немного остановиться, чтобы сказать о летоисчислении, с которым мы выше столкнулись, приводя отрывки старых летописей. При этом нам нужно постараться не утонуть в обширном материале на этот счёт.

Наши предки и не только они, но и другие славянские народы пользовались оригинальным летоисчислением. Однако к XI веку данное летоисчисление сохранилось только на Руси. Несмотря на христианизацию, которая привела к уничтожению многих артефактов, которые мешали новой религии, старую датировку пришлось сохранить. Поскольку в ту пору ещё не было книгопечатания, то не было возможности переписать какой-то текст на новые даты, с тем, чтобы затем сжечь все старые книги и записи, как это не раз делалось в русской истории. Как до революции, так и после 1917 года. Летописи и документы переписывались вручную, что требовало внесения изменения в каждом списке. Так у нас сохранилось старое летоисчисление, по которому с весеннего равноденствия 2018 у нас наступает 7527 год.

Мы пока об этом достоверно не знаем, но, вероятнее всего, русский календарь был лунно-солнечным, так как он начинался в день весеннего равноденствия; т.е. 20-21 марта.  Иное трудно себе представить. У подобных календарей цикл согласования солнечного цикла с лунным у разных народов может (или могла в прошлом) составлять разное число лет. У Еврейского календаря процедура интеркаляции занимает 19 лет. Очевидно, Еврейский календарь является последующей вариацией календаря шумеров, обнаруженного при раскопках города Ниппур. У шумеров ведь тоже был 19-летний цикл, а начало календаря также приходилось на 3760 год до н.э. Существенная разница между двумя летоисчислениями заключается в том, что у евреев год начинается осенью. Поэтому у иудеев пока идёт 5778, который начался 21 сентября 2017 года, тогда как по шумерскому календарю с 20 марта 2018 уже начался 5779 год. Еврейский (он же шумерский) календарь сегодня представляет для нас большой интерес, так как Y-ДНК анализ позволил выявить древнее родство шумеров, семитов (арабов – племя курейш и евреев - колено Левитов), персов, русских, высших каст индийцев и т.д., имеющих общую гаплогруппу R1a1. Как следствие, всё очевиднее становится родство нескольких мировых религий, которые берут своё начало в Ведическом учении. Есть основания предполагать, что лунно-солнечным летоисчисление пользовались общие предки перечисленных народов – арии. Мы должны быть благодарны тем, кто сохранил и донёс до наших дней этот древний календарь.

Наши предки пользовались старыми цифрами календаря вплоть до 7208 года, когда царь Пётр I решил перевести страну на европейское исчисление.

С началом христианизации летописцы были вынуждены перейти на римские названия месяцев года. Если до этого, год у наших предков начинался 1-го белояра (день весеннего равноденствия), то после христианизации, в соответствии с традицией Римской империи, которая перешла в Византию, год стал начинаться 1 марта. Так что новые месяцы не совпадали с прежними. По этой причине у одних славянских народов, например, просинец стал декабрём, тогда как у других – январём, рюин же, соответственно, стал сентябрём и октябрём. Для того, чтобы народ забыл календарь предков, церковники поощряли использование местных названий месяцев, как то: березень, липень, травень, листопад, снежень и т. д. В 7000 году (1492 г.) великий князь московский Иван III принял решение отмечать начало года 1-го сентября. При переводе страны на европейский календарь, в 7208 году царь Пётр I постановил отмечать новый год с 1 января 1700 года.

Прежде отсталая Европа разными способами пыталась доказать своё мнимое превосходство. В том числе, насаждением собственного календаря. Принятый поначалу Юлианский календарь (365 дней и 366 дней в високосный год) давал большую ошибку. Григорианский календарь, на который католический мир перешёл в 1572 году, отрезал 10 лишних дней, набежавших с начала «нашей эры». Затем папы римские ещё 3 раза отрезали по одному дню. В результате между Юлианским календарём, по которому столетиями жила Россия, и Григорианским календарём католиков образовалась разница в 13 дней. В 1918 году, декретом Ленина у нас, вместо 1 февраля, сразу наступило 14 февраля. Как следствие, за разговорами о старом и новом стиле люди окончательно забыли о древнем летоисчислении своих предков. Евреи пользуются двумя календарями – европейским и своим, и гордятся тем, что на их календаре уже идёт 5778 год. Если бы мы сами не превращали себя в беспамятных и безродных, то могли бы также уживаться с двумя календарям. И гордится тем, что по нашему летоисчислению со дня весеннего равноденствия 2018 наступает 7527 год. Кстати, в этот день мусульмане празднуют навруз. В заключение этой главы необходимо сказать, что наши предки пользовались своим календарём задолго до христианства, и потому начало отсчёта времени никак не связано с Сотворением мира, как об этом нам уже тысячу лет талдычит церковь.

2.
В материале «К истории Москвы» мы достаточно подробно сказали об инструкциях папы Григория I (ок. 540-604 г.г.), а также о постройке древнейших христианских храмов на месте языческих капищ. Там мы упомянули три такие церкви – две на Боровицком холме, и одну на Чертольской горе. Ниже мы расскажем ещё о двух.

В пантеоне славянского язычества был бог, капища которому стояли во всех больших селениях, потому что он - Велес - считался покровителем скота. Позднее аналогом Велеса в русском христианстве стал Св. Флор, к которому добавили также Св. Лавра; тем самым, Фрол и Лавр стали, что называется, «работать на пару». Подобно людям, домашние животные время от времени, болеют, рожают, получают болезненные раны. По этим причинам владельцы лошадей, коров и мелкого скота постоянно обращались за помощью к Велесу, а затем - к его «наследнику» Флору. У людей было меньше свободного времени, чем сегодня – рутинные хозяйственные работы занимали много времени. Вот почему капища Велесу, в отличие от других богов языческого пантеона, были востребованы по месту жительства людей. По этой причине они всегда располагались в местах больших поселений.

Первая московская деревянная церковь Флора и Лавра стояла неподалёку от Фроловских ворот Кремля. Известно, что она сгорела в большом пожаре в 1547 году. После чего храм перенесли в Мясники. Нужно отметить, что эти ворота ещё долго сохраняли своё изначальное название - Фроловские. В середине XVII века на них появилась икона Спаса Нерукотворного. Спустя какое-то время царь Алексей Михайлович переименовал эти ворота в Спасские. Интересно, что данная церковь в русской истории почему-то сохранилась в истории под названием церковь  Флора и Лавра у Спасских ворот, хотя весь период её существования ворота назывались Фроловскими.  Это лишний раз призывает нас к осторожности при обращении к письменным источникам, которые появились гораздо позже события.

Если вернуться во времени назад, то установлено, что при сооружении новой большой крепости, в 1367-68 г.г. была воздвигнута Фроловская стрельница с воротами. Первый Кремль, тогда ещё деревянный, был гораздо больше старого Кремника. Расположение его стен, за исключением угловой Арсенальной башни, которая появилась гораздо позднее, соответствовало нынешним каменным стенам Кремля. Долгое время на месте нынешней Арсенальной башни был большой колодец, которым пользовались местные жители. Археологические раскопки на территории Кремля показывают, что Кремник на Боровицком холме имел единственные ворота в северо-восточном направлении, из которых начинались две дороги: одна спускалась прямо вниз, другая же шла вниз наискось в сторону р. Неглинки. Та, из двух дорог, что спускалась прямо вниз к нынешней Спасской (а тогда Фроловской) башне, проходила близ места, на котором сейчас стоит всемирно известный Храм Василия Блаженного, официально освящённый как Покровский Собор. В древности небольшой холм, на котором расположен этот храм, был заметно выше и красивее. Разумеется, на его месте археологи пока не работали. Тем не менее, мы полагаем, что, на месте Храма Василия Блаженного первоначально стояло капище Велеса, которое в процессе христианизации было превращено в упомянутую церковь Фрола и Лавра «у Спасских ворот». На эту гипотезу нас наводят сходные функции языческого бога и христианских святых, так, как они понимаются простым людом; то есть, в их приземлённом значении.

Существует ещё одна деталь, которая говорит в пользу нашего предположения о существовании капища на холме церкви Василия Блаженного – это другое капище, которое было посвящено Ивану Купале, как это следует из языческих источников. Оно стояло в Зарядье, у самого берега Москва-реки, там, где прежде были заливные луга. На его месте позднее был построен первый деревянный храм Николы Мокрого. Даже после постройки здесь каменной церкви, москвичи продолжали называть этот прежним именем - Никола Мокрый, хотя после своей перестройки в камне, храм этот был уже освящён в честь Покрова Божьей Матери. Николаю Угоднику там был отведён лишь один из двух пределов. Названная каменная церковь была снесена в 1932 году. Переулок, где стоял этот храм, тоже носил наименование Мокринского; к сожалению, при сносе Зарядья этот переулок был также уничтожен.

3.
На маковице Боровицкого холма, как мы предположили в первой статье нашего исторического триптиха, располагалось важное по своему значению племенное капище. На основании этого мы думаем, что оно было посвящено Макоше богине вятичей. В процессе христианизации, на его месте был воздвигнут Успенский Собор. Неподалёку от него располагалось другое капище, нижнее - со стороны Москва-реки. Оно, вероятно, было родовым и имело отношение к селу Боровицы, которое стояло под холмом на берегу реки. Небольшая территория и расположение Боровиц говорит о том, что данное поселение не могло быть важным селением. Село Чертолье за р. Неглинкой со своим торжищем и бродом через Москва-реку было весьма важным пунктом. Оно могло дать начало городу, но располагалось в незащищённом месте. А вот третье поселение, если оно, в самом деле,  располагалось у северо-восточного подножия Боровицкого холма, вполне могло быть главным. И тогда капища, посвящённые Велесу и Ивану Купале, вкупе с главным капищем на Боровицком холме, указывают на то, что это и был летописный город Москов.

Согласно выводам из археологических раскопок на территории Кремля, ров, когда-то отделявший вершину Боровицкого холма от его нижней части, был сделан в конце XI века. Объём проделанных работ был не столь велик: была лишь убрана перемычка между двумя оврагами, спускавшимися, соответственно, к р. Неглинке и Москва-реке, а также углублены сами овраги в их верхней части. Неизвестно, как выглядели укрепления. Но если там был хотя бы частокол с воротами и подъёмным мостом, то этого было достаточно, чтобы называть укрепление кремником.

Несмотря на то, что предания о боярине Стефане Ивановиче Кучке и его родственниках во многом имеют реальную основу, мы не склонны принимать версию о существовании в те времена некоего села Кучково. Хотя бы по той причине, что известное из московских летописей место называлось не кучковское, но Кучково поле. Данное название говорит о принадлежности, то есть, об имени владельца поля.

Очевидно, что Москов был, как раз, столицей того племени (или суб-племени) вятичей, восстание которого было подавлено князем Владимиром Мономахом, как это следует из Повести временных лет. Нужно понимать, что за словом восстание в изложении летописца может крыться что-то иное. Мы уже знаем, что после установления своей власти князь Владимир Всеволодович построил Кремник для своей дружины. В то же время, сам город Москов мог возглавлять кто-то из местной элиты. Этим человеком, вполне, мог оказаться боярин Кучка, так как с вождём племени, а также их потомками могли расправиться завоеватели. Так или иначе, мы должны понимать, что Кучка вряд ли мог претендовать на то, чтобы считаться основателем города Москова – будущей Москвы.

Таким образом, мы приходим к выводу, что город Москов, по всей вероятности, не был основан ни боярином Кучкой, ни князем Юрием Долгоруким, ни его отцом князем Владимиром Мономахом, а существовал до них. То есть, подобно многим древним городам Руси, Москов появился значительно раньше даты первого летописного упоминания о нём. Главная причина этого заключается в том, что христианизация Руси сопровождалась уничтожением артефактов. Осознание этого факта ведёт к тому, что нам следует перейти на датировку появления древнейших городов Руси, исходя из результатов археологических раскопок. Опровергнуть, либо подтвердить правильность наших рассуждений о более древней истории города могли бы раскопки на территории бывшего древнего Москова. В первую очередь, следует исследовать культурные слои под нынешней Красной площадью и на Васильевском спуске; в первую очередь, в тех местах, где не было когда-то кремлёвского рва. Вполне возможно, могут быть найдены артефакты IX и даже VIII веков.

Вместе с тем, мы не можем исключать того, что какие-то ближние московские сёла могли входить в вотчину предков боярина Кучки, который не раз упоминался в исторических материалах и народный преданиях. Некоторые поселения вокруг Москова, как и сам этот город, наверняка старше укрепления на Боровицком холме, от которого часть исследователей ведёт свой отсчёт историографии Москвы. Какие-то из поглощённых Москвой сёл, могут оказаться гораздо старше даже самого города Москова. Так, ранее мы уже говорили о том, что поселение Чертолье у брода через реку Москва могло быть весьма и весьма древним.

Заключение
Предположение о том, что укрепление на Боровицком холме, Кремник, было сооружёно князем Владимиром Всеволодовичем было высказано ещё в первой части нашего триптиха, которая называется «К истории Москвы». В те времена только по воле князя можно было проложить дорогу от основанного им в 1108 году Владимира-на-Оке до Кремника  и брода через Москва-реку. Некоторые современные историки в серьёз считают, что древние дороги протаптывались людьми и наезжались повозками. На самом деле, для при постройке той же Стромынки понадобилось десятки сооружений: мосты, гати. Отдельные участки укреплялись камнем. Соорудили два больший моста - через реки Клязьму и Яузу, которые выдерживали ледоход и половодье. Стромынка связала с Московом как тогдашнюю столицу княжества Ростов, так и две будущие - Суздаль и Владимир. О Стромынке, а также о других дорогах рассказывается в заключительной части нашего исторического триптиха, которая называется «Древние московские дороги».

Необходимо отметить, что только сам князь (либо кто-то по его велению) мог сносить капища в Москове и его округе, превращая их в христианские церкви. Ибо только у князя для этого доставало власти и силы.

Наш анализ явился продолжением начатого в первой статье исторического триптиха, и помог прийти к выводу, что первоначальное наименование города было Москов, а его жителями были московитяне. Позднее город был переименован в Москву. Первоначально Москвой называлась крепость, возведённая на Боровицком холме. Имя этой крепости было дано не великими князьями Владимиром Мономахом и Юрием Долгоруким, а кем-то из потомков.

В данной работе высказано предположение о том, что исторический город Москов, возможно, располагался непосредственно у северо-восточного подножия Боровицкого холма, и по возрасту был значительно старше 1147 г., под которым он был впервые упомянут в письменном источнике. Территория Москова включала нынешнюю Красную площадь вместе с капищем Велесу, которое располагалось на месте нынешнего Храма Василия Блаженного.

Алексей Борисович Смирнов

исследователь и искатель истины
опубликовано 25 января 2016 года
последнее дополнение 25 марта 2018 года
Метки: Москов, Москва, Кремник, Кремль, Фроловская стрельница, капище Велеса, капище Ивана Купалы, Алексей Борисович Смирнов, Стефане Ивановиче Кучке, Кучково, церковь Флора и Лавра у Спасских ворот, Фроловские (Спасские) ворота, Николы Мокрого, Стромынка, князь Владимир Мономах
© Авторский сайт Алексея Борисовича Смирнова, 2018, novoruss.ru@gmail.com
 
Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.novoruss.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат автору интернет сайта Алексею Смирнову, и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.