посвящается  преподобному

Сергию Радонежскому

Древние московские дороги

сайт

Алексея  Смирнова

На сегодняшний день папка «Разное» включает следующие разделы:

Древние московские дороги

Заключительная часть исторического триптиха

Предисловие
Как было обещано ещё в первой части нашего триптиха, которая получила название «К истории Москвы», мы  открываем здесь третью часть нашего складня, где расскажем о древних московских дорогах. Полагаем, что беседа об этих дорогах весьма актуальна, так как на этот счёт есть немало ошибочных представлений. Часть из заблуждений мы постараемся здесь рассеять.

1.
В заключительной части эссе «К истории Москвы» мы отметили, что идея, на которой вырос этот великий город, основывается не на Боровицком холме, а на Чертольском броде через Москва-реку. Нужно сказать, что возникновение поселения у брода, которое затем превращается в город, не является большой редкостью. Это относится к самым разным уголкам Земли, и Урусия-Русь-Россия не является исключением.

В древние времена преимущества брода были гораздо очевиднее для современников, чем это видится из нашего времени. Так, брод не только даёт возможность пересекать реку пешему или конному по дну, он, вдобавок, позволяет перевозить сразу много грузов и людей на плоту с использованием шеста вместо вёсел. Если выражаться современным языком, то логистическая инфраструктура по обе стороны брода является круглогодичной: ночлег, стол, складирование, хранение, под рукой нужные ремесленники и ратный люд. Всё это работает круглый год, обслуживая торговцев и путешественников, так как в зимнее время грузы могут идти по льду.
Так как на противоположной от села Чертолье стороне Москва-реки было болотистое место, то данное поселение на левом берегу стало ключевым. Кому-то, может быть, интересно узнать, что в ещё более древние времена русло реки в этом месте совпадало с Обводным каналом. Собственно говоря, канал был прорыт в XIX веке как раз на месте старицы, чтобы избежать катастрофических последствий весенних половодий. Место это издревле было заболочено, и когда река изменила своё русло, то под водой оказалось, что когда-то было «сушей». Вот откуда этот брод на широкой реке.

Несомненно то, что в домосковский период на месте Чертолья существовала череда поселений различных этносов, которые здесь обитали. Нужно отметить, что племена, которых археологи относят к
Фатьяновской культуре, появились в этих краях более 5 тыс. лет тому назад. Именно с их приходом здесь начался Бронзовый век. По сути, эта культура входит в более широкую Культуру шнуровой керамики. Анализ ДНК показывает, что носители этой культуры относятся к Y-хромосомным гаплогруппам R1a1 и N1c, и являются предками большинства из нас. Поэтому мы им посвящаем  отдельную статью. А здесь мы лишь отметим то, что составляя некую религиозную общность, эти рода, племена и племенные союзы говорили на индоевропейских (славянском и балтском) и угорских языках. При этом иногда представители одного племени могли пользоваться сразу двумя языками. Это отмечал ещё Н. М. Карамзин, который сам был тому свидетелем, посещая мордовские сёла. Развитие ДНК-анализа позволило понять, каким образом угорский язык попал в среду наших предков - ариев. Это произошло в Западной Сибири, во время их пути с Алтая в Европу. В основном угорский язык пришёл вместе с жёнами. Сегодня у европейских угров лишь изредка встречаются мужские гаплогруппы N2 и N3, которые были характерны для предков нынешних хантов и манси. Научные факты говорят о том, что с ариями ушло небольшое количество мужчин-остяков и вокуличей. Отсутствие войн и межэтнической вражды между разноязычными потомками ариев можно объяснить лишь наличием у них единой религии, а также общих хранителей этой веры. При этом для хранения ведических знаний использовался предшественник русского языка, на котором говорили арии. По этой причине угорская верхушка тоже владела этим языком, что делало наших предков единым этносом. Так продолжалось тысячелетиями. Христианизация, по сути, не внесла разлада между русскими, уграми и балтами. Так продолжалось до тех пор, пока все потомки ариев продолжали разделять общие ценности. Раздоры пришли вместе с западными ценностями, которые восприняла часть людей. Линия разлома проходит не между народами, а между теми, кто воспринял «новый порядок» и большинством. Западные «ценности» внедряется через облечённых властью людей, а также СМИ. По этой причине доля носителей таких ценностей в российской власти лишь немногим меньше, чем среди правящих в Украине или Литве.

Случайные археологические находки, которые упоминались в первой части нашего триптиха, пришли из гораздо более позднего времени. Систематических же раскопок здесь никто не проводил, хотя место древнего брода и торжища вместе с древним поселением хранят находки, которые могли бы рассказать гораздо больше, чем Боровицкий холм. Холм ведь неудобное место, чтобы там постоянно жить: каждый день приходилось бы таскать вверх воду для себя, для скота и для полива огорода.

Летописцы сообщали о трудностях путешествия по Залесью, где не было ни городов, ни дорог, так как пути преграждались лесными засеками. Несмотря на их слова, записи древних летописцев вовсе не означают, что жители Залесья повсюду продирались сквозь чащи. Настоящих дорог не существовало только в той части, которую называли
Арсанией. Да и там это делалось только для чужих, которым был заказан путь в священные места. Подробнее об Арсании мы рассказываем в статье «Артсы и Арсания». Здесь лишь заметим, что Залесье и Арсания не были самоназваниями – они были даны людьми извне.

Как бы то ни было, можно с уверенностью утверждать, что во времена существования города Москов, о котором мы говорили во второй части триптиха – «Древняя московская мозаика», - то есть, не позднее конца XI века, должна была быть короткая дорога, соединявшая сёла Чертолье и Боровицы. Между этими поселениями лежал Боровицкий мост через реку Неглинку, который можно смело назвать первым московским мостом. Другая дорога соединяла Чертолье с селом Кудрино, что располагалось у брода через р. Пресня, который находился у ворот нынешнего московского зоопарка. Поскольку город Москов был столицей племени вятичей, то должен был быть ещё один мостик через Неглинку, соединявший его с тем же с. Кудрино. За Пресненским бродом начинались пути, ведущие к поселениям кривичей, расположенным  в западной и северо-западной частях Залесья. Обе сегодняшние Никитские улицы, Большая и Малая, отражают этот древнейший подмосковный путь до села Кудрино. Нужно заметить, что название Залесье не являлось местным топонимом; оно применялось  жившими в центральной части Руси, что отразилось в летописях Нестора. Пока эти земли были неподвластны никому из рюриковичей, вятичи и кривичи, которые здесь жили, называли свои места Арсанией.

Если вы ознакомились с двумя предыдущими эссе, то вам будет нетрудно представить себе географию Москова до прихода князя Владимира Мономаха. Москов был центром племени вятичей. Город располагался у северо-восточного подножия Боровицкого холма в районе нынешней Красной площади и Зарядья. В узком пространстве между крутым склоном холма и Москва-рекой, располагалось поселение Боровицы. На самом Боровицком холме был бор (кладбище, погост) и два капища племенное и родовое. Две важнейшие дороги вели из Москова к сёлам Чертолье и Кудрино. Первая из этих дорог вела к Боровицам, и далее, через мостик, к Чертольскому броду и торжищу на берегу р. Москва. Вторая дорога  начиналась вторым мостиком через Неглинку (позднее он стал называться Волоцким мостом) и вела к Пресненскому броду. Вероятно, неподалёку были другие родовые сёла. К одному из таких поселений вела главная улица Москова, ныне ул. Ильинка, которая начиналась рядом с небольшим холмом, на котором было капище, посвящённое Велесу. Сейчас на этом месте стоит храм Василия Блаженного. Возможно также, что Волоцкий мост и соответствующий отрезок дороги до брода через р. Пресня, был построен уже после включения Москова во владения князя Мономаха. Вместе с началом строительства Волоцкой дороги - о ней мы расскажем ниже. Дело в том, что у племенных вождей Руси не хватало средств, чтобы сооружать мосты, а также строить и содержать дороги: неловко было сдирать семь шкур со своих соплеменников, облагая их тяжкими податями. К тому же, в рабство никого не продавали, как это делали рюриковичи ради содержания своих больших дружин.

Своим восточным концом Боровицы примыкали к той части Москова, которая позднее стала Зарядьем, то дороги, как таковой, здесь не было – была просто улица, поперёк которой во время дождей в Москва-реку текла вода из оврага на холме. Западная же часть Москова, как было сказано выше, соединялась короткой дорогой с Боровицами и, соответственно, Чертольским бродом. Укрепление, сооружённое на Боровицком холме князем Владимиром Мономахом, взяло эту важнейшую дорогу под свой контроль. Когда впоследствии, в XIV веке, понадобилось значительно расширить укрепление на холме, то кремлёвская стена легла на прочное основание этой дороги. Дорога начиналась от того места, где позднее возвели Никольскую башню. Она шла в направлении Средней Арсенальной (Гранёной) башне, затем последовательно проходила под Троицкой, Комендантской (Колымажной) и Оружейной (Конюшенной) башнями. В том месте, где сейчас стоит Троицкая башня, к р. Неглинке с холма сбегал природный овраг. В самом конце XI века, то есть при князе Мономахе, он был значительно углублён, и заполнен водой. Поэтому через него был сооружён мост. При строительстве Кремля ров был засыпан. После Оружейной башни наша дорога спускалась к Боровицкому мосту. Позднее, при строительстве Кремля, от этого места была построена стена в сторону Боровицкой башни, поэтому спуск к мосту до сих пор сохранился . От этого места в западном конце Боровиц можно было добраться через мост до брода через Москва-реку и села Чертолье, а также подняться вверх к Бору. В те времена, когда на холме уже построили деревянный Кремник, его вторые ворота располагались выше нынешних Боровицких ворот Кремля. Короткая дорога между Московом и Чертольским бродом являлась начальным отрезком больших дорог, которые начали строиться ещё при князе Мономахе. Их строительство продолжилось при его сыне князе Юрии Долгоруком. Укрепление, возведённое на вершине Боровицкого холма, позволяло контролировать весь пучок дорог, которые начинались от брода через Москва-реку. На противоположном берегу реки было болото.  Поэтому с самого начала своего возникновения небольшой деревянный Кремник держал в руках весь транспортный узел, включавший дороги, которые сходились к броду на другом её берегу, а также водный путь по реке.

Стена Белокаменного Кремля, возведённая позднее на месте деревянного предшественника, тоже встала на основание старой дороги. Угловая Арсенальная башня современного Кремля появилась лишь в конце XV века. До этого на её месте был большой колодец, который столетиями обеспечивал водой жителей Москова. Сейчас этот колодец находится под башней. Под склоном Боровицкого холма, обращённого к Москва-реке располагались два колодца, обслуживающие Кремник, а позднее и Кремль.

Из приведённого выше описания видно, что первая московская кольцевая дорога появилась  ещё в древние времена. Она опоясывала Боровицкий холм.

2.
Итак, как было сказано в эссе «К истории Москвы», с момента утверждения власти князя Владимира Мономаха по всему Залесью, у него возникла надобность в постройке укреплений на Боровицком холме, а также христианизации этого края.

Главной и, вполне возможно, первой московской дорогой стала Стромынка. Относительно этой дороги, в силу ряда обстоятельств, существует несколько заблуждений. Часть из них мы исправили при первой публикации, теперь настала очередь исправить ещё одно заблуждение, которое мы сами совсем недавно разделяли вместе с другими исследователями истории Москвы.

Считается, что Стромынка связывала Москву с Владимиром. Учитывая то, что статус Москвы был в ту пору ниже, многие полагают, что эта дорога начиналась во Владимире. Однако сегодня многое говорит о том, что на самом деле Стромынка поначалу начиналась именно с Кремника на Боровицком холме и заканчивалась дорогой, которая соединяла тогдашнюю столицу княжества Ростова Великого с Суздалем.


2а.
В этом месте нам следует немного отвлечься от рассказа о московских дорогах.

Исследователям русской истории следует отдать должное таланту Рюрика, помноженному на его богатый опыт варяга – воина, торговца и путешественника. Именно на основании своего опыта он основал свою столицу, Старую Ладогу, в устье реки Волхов, что позволило взять под контроль все пути, проходящие через Русь, включая не только те, ведущие к Чёрному и Каспийскому морям, но также к Русскому северу. В перечне первых русских городов есть лишь один случайный – это некогда хазарский Киев. Его пришлось взять из-за того, что захватившая Киев варяжская ватага во главе с Аскольдом обложила данью соседних полян. Киев был взят в 882 году, то есть спустя 20 лет после даты, под которой летописец Нестор упомянул первые русские города. То есть, по сути, старый Киев не входил в число первых городов Руси. Военную операцию по взятию Киева проводил уже не сам Рюрик, который скончался в 879 году, а Олег вместе с дружиной, сопровождавшей четырёхлетнего наследника Игоря Рюриковича. В последующем это привело к переносу столицы Руси из Старой Ладоги в более тёплый Киев потомки Рюрика не понимали всех выгод положения Руси. Князь Святослав Игоревич даже намеревался перенести столицу Руси ещё дальше на юг, в город Переяславец, расположенный на Дунае.

Основанный самим Рюриком Ростов по праву занял место в числе первых городов. В свою варяжскую бытность князь хорошо изучил Русь, наверняка знал о богатом городе на излучине реки Сары. Несмотря на свои деревянные стены и башни на насыпных валах, Ростов перехватил торговлю и ремесленников у племенной столицы меря, которая имела хорошую естественную защиту и располагалась на месте т. наз. Сарского городища. В отношение нижнего участка небольшой речки Сара сохранилось другое название – Гда. Возможно, Гда когда-то и было названием этого города. Место, которое назначил Великий князь Рюрик для Ростова на берегу оз. Неро, позволило ему перехватить торговлю. Раскопки Сарского городища показали, что ремёсла и торговля скоро покинули некогда богатый город. Уже в начале IX века конкурент Ростова опустел. Нужно сказать, что  план Великого князя был не так прост: он предусматривал возведение ещё одной крепости на другом торговом пути к Сарскому городищу, который проходил по реке Нерль. В месте впадения реки Ухтомы в Нерль была построена крепость Мирславль, где через р. Нерль был переброшен мост, по которому прошла древнейшая дорога нового княжества. Она связывала Ростов с поселением на Нерли, где было торжище. Там, в самом сердце русского Ополья, немногим позднее возник город Суздаль. Если Ростов встал на основном торговом пути от Волги до Гды, то небольшой мост в Мирславле перекрыл все пути со стороны Клязьмы: через речки и искусственные протоки между Сарой и Нерлью, а также между озером Неро и р. Ухтомой. Река Нерль течёт по некогда богатому Ополью, где была развита трёхпольная система землепашества, и не было надобности в периодической корчёвке леса.

Мирславль помог выполнить поставленную задачу, и ещё долго процветал, так как стоял на единственной сухопутной дороге от Ростова до Суздаля. Во времена, когда водные пути были важнее сухопутных, ладьи с товарами могли свободно подниматься по Нерли до Мирславля. Позднее князь Владимир Мономах продлил эту дорогу до основанного им Владимира, а также сделал ответвление на Москов. Дорога к Москову начиналась в селе Гавриловском, которое стояло между Мирславлем и Суздалем, где на месте древнего брода стоял мост. Дорога между с. Гавриловским (позднее, город Гаврилов Посад) и Московом получила название Стромынка. С которого бы конца Ростово-Суздальской дороги ни шёл к Москову путник, его ноги проходили через село Стромынь. При князе Юрии Долгоруком Стромынку продолжили до реки Волга. Это произошло уже после того, как он основал город Юрьев-Польской. От села Гавриловского эта дорога шла до р. Нерль, где за мостом на противоположном берегу реки появилось с. Кибергино. Сегодня это село входит в состав посёлка Нерль.

Не будь Владимира, ответвление на Москов начиналась бы в Мирславле. То, что это ответвление располагалось ближе к Суздалю, указывает на то, что при строительстве Стромынки город Владимир либо строился, либо уже был построен. Дата основания Владимира-на-Клязме, 1108 год, приблизительно указывает на дату постройки Стромынки. С точки зрения планов князя Мономаха, нужно заметить, что при нём столица княжества по-прежнему оставалась в Ростове Великом.

2. Продолжение
Значение Стромынки для князя Мономаха и его наследника было огромно: она стала первой дорогой, которая пересекла Залесье и соединила брод через Москва-реку у села Чертолье с важнейшими городами княжества, которое в ту пору называлось Ростовским. Вероятнее всего, строительство Стромынской дороги началось одновременно с возведением крепости Владимир-на-Клязьме, либо немногим ранее; то есть, в самом начале XII века.

Как сказано выше, Стромынская дорога начиналась у единственных тогда ворот Кремника на северо-восточном слоне Боровицкого холма. Она спускалась вниз к городу Москову, который, как об этом сказано в статье
«Древняя московская мозаика»,  располагался у подножия холма в районе нынешней Красной площади. Дорога пересекала древний город, проходя вдоль современной улицы Ильинка. Не вызывает сомнения то, что начальный участок Стромынки существовал ещё до князя Мономаха, так как он связывал Москов с ближним сёлом. Далее дорога шла к реке Яуза. Там, на месте современного Преображенского моста был сооружён первый деревянный мост через Яузу, прямо на пути к селу Стромынь. Сегодня сразу за мостом нас встречает московская улица, которая так и называется – улица Стромынка.

Для того, чтобы лучше понять, каким образом проходила Стромынская, а также другие дороги, о которых мы говорим в данной статье, лучше всего воспользоваться интернет-картой; например, Google или Yandex. Закладывая в поиск «село Стромынь», вы находите населённый пункт, по которому была названа эта дорога. После улицы Стромынка наш путь идёт вдоль нынешнего шоссе А103 (Щёлковское шоссе) до самой Черноголовки, пересекая р. Клязьма в том месте, где когда-то тоже был построен первый деревянный мост. От того места, где сейчас заканчивается это шоссе, древняя дорога продолжалась прямо до села Стромынь, где был поставлен мост через р. Дубёнку. Затем дорога шла в сторону города Киржач, пересекая речку Мележа в месте её впадения в реку Шерна, а также саму Шерну. В таких местах в ту пору было принято делать укрепление. Следующими важными переходами были мосты через р. Киржач и р. Пекша. Поселения у этих двух мостов постепенно выросли, и стали городами, соответственно, Киржач и Кольчугино.

Ещё один важный мост на Стромынской дороге был построен через р. Колокша, где тоже возникло поселение. Как сказано выше, первоначально Стромынка выходила на Суздальскую дорогу за р. Нерль. На Стромынке, на берегу Колокши в 1152 году был основан город Юрьев-Польской. Как было сказано выше, он был построен сыном князя Владимира Мономаха - князем Юрием Долгоруким, и получил его имя. К тому времени Юрий Владимирович уже перенёс столицу своего княжества в город Суздаль (с 1125 г.). Выше было сказано, что при князе Мономахе Стромынка заканчивалась в селе Гавриловское. Для ростовчан, суздальцев и московитян она всегда была Стромынкой, так как каждого вела к селу Стромынь. Она и сейчас всех туда ведёт, только нам стыдно в этом признаться – уж очень незначительным стало это село.

До революции Мирславль ещё оставался центром волости, хотя его статус был понижен до села. Дорога, как и наших предках, осталась грунтовой; лишь щебнем присыпали. Тяжёлые лесовозы разбивают дорогу, а также мост через Нерль. Реконструированный мост смыло половодьем… Сегодня ровесник Ростова Великого почти обезлюдел. Чтобы туристы не видели  позора этой запущенности, от Ростова до Суздаля их давно возят окружной дорогой.

После трагической смерти князя Юрия Долгорукого Суздаль недолго оставался главным городом княжества. В том же 1157 году его сын, князь Андрей Боголюбский перенёс свою столицу во Владимир. Вскоре после этого, в 1169 году, Андрей Боголюбский взял приступом древний Киев, долгое время считавшийся матерью городов русских. Его месть киевским боярам и горожанам за убийство отца была беспримерно жестокой. Завладев титулом великого князя Киевского, Андрей Боголюбский отделил великокняжеский титул от места. Вернувшись в свой Владимир, он уже носил титул великого князя Владимирского, оставив в назидание Киев и Киевское княжество своему младшему брату Глебу Юрьевичу.

Несмотря на то, что ещё несколько десятилетий некоторые честолюбивые русские князья ещё боролись за Киевский трон, который давал им формальное право добавить слово
великий перед титулом князь, старая система правления на Руси рухнула. По-настоящему сильные князья отказывались сидеть в Киеве, и с каждым новым «властителем» цена киевского княжения снижалась. К моменту нашествия Батыя престиж Киевского трона был окончательно подорван. Галицкий князь Романович (1201-1264), которому досталось Киевское княжество, не желал сидеть в Киеве, и послал туда своего воеводу. Тем самым, Киев и Киевское княжество исчезли, став частью Галицкого княжества. Сам же князь Даниил посчитал для себя ценнее титул короля, который он получил от папы Римского. В результате титул великого Киевского князя был окончательно растоптан королём Галиции Даниилом. Он не стал защищать киевлян от разорения войсками Батыя, и даже не собирался выводить их из города. Впоследствии не нашлось ни одного, кто бы попытался восстановить древний город, столетиями лежавший в руинах. Отсутствие на территории Киева культурных слоёв XIV и XV веков, а также письменных упоминаний о нём того же периода говорит о том, что в последующие (как минимум) 250 лет на месте разорённого Киева не было городского поселения. Таким образом, в соответствии с исторической традицией нынешний Киев не является наследником старого – это всего лишь тёзка древнего города, и отсчёт его жизни начинается лишь в XVI веке.

Ну а Стромынка, связавшая  город Москов и Кремник на Боровицком холме сразу с тремя главными городами княжества:  Ростовом, Суздалем и Владимиром, стала древнейшей московской дорогой, которая связала. В короткий период времени столица княжества перемеcтилась из первого города во второй, а, затем, в третий.


3.
Есть ещё одна древняя московская дорога, появление которой трудно связать с именем князя Юрия Долгорукого. Эта дорога, должно быть, появилась ещё при князе Мономахе

Если обратиться к московским преданиям, то они относят Волоцкую дорогу к числу самых древних сухопутных путей. Историческая топонимика это подтверждает. Ниже мы увидим, что в 1152 году князь Юрий Долгорукий основал Звенигород, где годом ранее – в 1151 г. – был построен мост через реку Москва. Самый первый маршрут дороги на Звенигород огибал излучину реки, и поэтому на своём начальном отрезке она в ту пору полностью совпадала с дорогой, идущей к Волоку на Ламе. Так что само название дороги – Волоцкая подсказывает нам, что Москов, прежде, чем соединиться со Звенигородом, уже имел дорогу до Волока на Ламе.

Волоком Ламским в ту пору владели новгородцы, да и сам город был основан ими же. Хотя впервые Волок на Ламе упомянут в летописи под 1135 годом, он, несомненно, старше.

Нужно отметить, что ни сам князь Владимир Мономах, ни его сын Юрий Долгорукий не претендовали на обладание Волоком Ламским, хотя длань князя Юрия Владимировича простёрлась вплоть до Твери. Ему уж точно не составило бы труда прибрать Волок на Даме к рукам. Что-то мешало Юрию Долгорукому это сделать. А вот их внук и сын князь Андрей Боголюбский первым в роду положил руку на этот город.

Необходимо отметить, что в то время Волоцкая дорога имела важное значение для новгородцев, так как связывала их земли с Чертольским бродом через Москва-реку. За бродом было много путей-дорог. Но для новгородцев самым важным из них был путь в Рязанское княжество – другой сухопутной дороги из Новгорода туда не было. В тоже время, Волоцкая дорога, в отличие от Стромынки – пути на Ростов, Суздаль и Владимир – не была столь важна для князя Владимира Всеволодовича, чтобы одному строить её до Волока Ламского. Он вполне мог обойтись без Волоцкой дороги. Весьма вероятно, что каждая из двух сторон строила свою часть дороги до какого-то рубежа; таким рубежом могла быть река Истра. Поселение, предшественник города Воскресенск (в XX веке переименованный в г. Истра), возникло на восточном, то есть на московском берегу; это говорит о том, что оно было построено московитянами. Очевидно, что сам мост тоже они построили. Соответственно, новгородцы делали свою часть дороги от города Волок на Ламе до реки Истры.

Постройка мостов через реки Истра и Химка соответствовали княжескому социальному положению и средствам, которыми располагал Владимир Мономах. Других больших мостов на Волоцкой дороге не было. За переход подобных мостов с грузом, обычно, брали сбор. У кого-то, конечно, могут возникнуть сомнения относительно отсутствия дорог в Залесье, как об этом говорится в летописях. Тем не менее, дело обстояло именно так. Отсутствие дорог было вызвано не только сакральными причинами, но также бедностью племенной власти. Причиной тому являлось то, что власть в Арсании принадлежала местному духовенству -  волхвам.  Наше предположение о слабости мирской власти подтверждается  отсутствием у племён надёжных крепостей и крепких дружин, что позволило Владимиру Мономаху легко расправиться с вождями вятичей. Причиной поражения вятичей и кривичей стал дисбаланс власти в Арсании.

Понимание необходимости баланса во всем ещё не понято. Однако, необходимость баланса власти уже осознаётся. Между тем, следует заботиться о равновесии не внутри самой власти, как это делается в сегодняшней России, а между ветвями власти. Точно так же, как не имеет смысла устанавливать баланс между женщинами, а также между мужчинами - баланс нужен исключительно между женщинами и мужчинами. Арсания ослабла из-за нарушения равновесия между духовной и светской властями. Так же, как Русь, немногим позднее, ослабла из-за нарушения духовных скреп между правителями регионов, обладавших большими амбициями и неограниченной властью. При отсутствии демократии простой люд не мог повлиять на самоуправные действия своих правителей, для которых единство Руси не было императивом их поступков. Демократия – это метод установления баланса между правителями и народом. Дисбаланс в любом государстве неизбежно заканчивается его разрушением. Примером тому является судьба Советского Союза.

Упоминая московитян в связи со строительством Волоцкой дороги, мы подразумеваем людей князя, которые сидели в укреплении на Боровицком холме, и осуществляли его власть. Нужно также отметить, что постройке Волоцкой дороги должен был предшествовать определённый договор о рубеже между Ростовским и Новгородским княжеством.

Относительно маршрута Волоцкой дороги можно сказать, что путь от Волоколамска до села Тушино совпадал с нынешним Волоколамским шоссе. В этом селе дорога пересекала по мосту довольно широкую реку Химку. Потому поселение у моста, несомненно, весьма старое; даже в том случае, если оно возникло вместе с его постройкой. Поскольку далее древний путь проходил по застройкам XX, то от старой дороги не осталось никаких следов вплоть до нынешнего зоопарка у метро Баррикадная, где когда-то были брод через р. Пресня и располагалось село Кудрино. Старую Волоцкую дорогу можно примерно обозначить современными улицами, носящими имена двух маршалов - Василевского и Бирюзова. Далее, начиная от Кудринской площади, улица Большая Никитская полностью совпадает с древней Волоцкой дорогой. Нынешние Никитский бульвар и ул. Знаменка указывают направление к бывшему селу Чертолье и броду. Чертольский брод проходил выше современного Большого Каменного моста, у Пречистенской набережной между Всехсвятским пер. и ул. Ленивка.

Если не сворачивать с Большой Никитской улицы к Никитскому бульвару, а продолжить путь прямо вдоль этой улицы, можно было выйти к мосту через р. Неглинку, который существовал в этом месте вплоть до строительства в XIV веке первого деревянного Кремля. Этот мост назывался Волоцким, и выходил прямо к подножию 2-ой Арсенальной башни современного Кремля; то есть туда, где в XIX веке, при разбивке Александровского сада, архитектор Бове построил свой грот «Руины». За Волоцким мостом начинался город Москов. Чтобы попасть в Кремник – деревянное укрепление на вершине Боровицкого холма, нужно было подняться наискось по его склону к единственным тогда воротам в северо-восточной стене Кремника.

В заключение этой главы следует сказать, что первоначально Стромынка вела не только в Ростов, Суздаль и Владимир, но также в Ярославль. В предшествующие времена, Ярославль был единственным поселением, через который Арсания осуществляла связи с внешним миром. Что касается Волоцкой дороги, то по ней можно было добраться до Новгорода и Пскова. Которая из этих двух древнейших московских дорог, Стромынка или Волоцкая дорога, появилась раньше, сейчас сказать трудно. Если первая из них была нужна самому князю Мономаху, то во второй был заинтересован Великий Новгород. Будем надеяться, что со временем ответ на этот вопрос будет получен.

4.
В 1134-35 г. князь Юрий Владимирович Долгорукий основал сразу три крепости на Волге: Дубну, Кснятин (сейчас это село Скнятино, частично затопленое Угличским водохранилищем) и Тверь. Эти города обозначили границу его земли с Новгородским княжеством. Видимо, это устроило новгородцев, так как в 1138 г. они пригласили на княжение его старшего сына Ростислава Юрьевича. Как вы понимаете, столь большая земля не могла быть прежде ничейной. Так оно и было: эти места принадлежали артсам. В упомянутой уже статье об артсах и Арсании даётся объяснение причины, по которой именно Юрий Долгорукий получил право на земли артсов. Нужно отметить, что все три новые крепости отстояли гораздо дальше от Москвы, чем Волоколамск. Более того, хотя Тверской кремль был поставлен на правом берегу Волги у впадения в неё реки Тьмаки, но название этому городу пришло от реки, расположенной на противоположном берегу Волги, но не напротив крепости. Прежде эта река называлась Тверь, лишь позднее ей дали нынешнее имя - Тверца. Именно там было славянское поселение, основанное на рубеже X – XI веков. Если вспомнить, что новгородцы всегда считали свой Торжок (вначале Новый Торг) на р. Тверце порубежным городом, это указывает на то, что в этих местах земля артсов простиралась за Волгу, а упомянутое село в устье Твери, возможно, носило именно это название.

Уже после смерти своего отца, в 1160 году  городок Волок на Ламе прибрал к своим рукам князь Андрей Юрьевич Боголюбский. Можно предположить, что князь Юрий Владимирович, не напрасно получивший своё прозвище Долгорукий, не хотел рушить договор с новгородцами о границе по Волоцкой дороге, заключённый его отцом Владимиром Мономахом. Возможно даже, что он сам заключал этот договор, потому что получил Ростовское княжество в удел в 1113 году.

Результатом основания трёх крепостей на Волге явилось создание ещё двух московских дорог: Тверской и Дмитровской. Название Дмитровка не является изначальным, потому что поначалу эта дорога вела в Дубну и далее в Кснятин. Немногим позднее, на пути из Москова к Дубне князь Юрий Долгорукий в 1154 г. основал город Дмитров. Дмитров расположен ближе к Москве, чем Дубна, поэтому за дорогой закрепилось название Дмитровка.

Для двух новых дорог в тот период был построен третий переход через р. Неглинку – Тверской мост. Сразу за этим мостом позднее образовалась улица, которая получила соответствующее название Тверская. Тверская дорога за столь долгий период времени почти не изменила своего маршрута до самой Твери. Исключением является спрямление, которое было сделано в период строительства канала Москва-Волга.  На небольшом отрезке русло сегодняшнего канала совпадает с руслом речки Химки, которая когда-то текла здесь в глубоком овраге.  В отличие от Волоцкой дороги, к этому месту Химка ещё не напиталась потоками от ручьёв и родников, но её левый берег был сильно заболочен. К соединявшему берега Химки деревянному мосту и гати с обеих сторон вели два спуска. Основная часть работы пришлась на строительство гати с южной стороны моста; затем эту гать приходилось периодически обновлять. Для спуска к мосту приспособили два естественных оврага. Позднее на высоком правом берегу Химки возникло село Космодемьянское, получившее своё название по церкви Св. Козьмы и Дамиана, которая стояла над спуском к мосту. Со стороны Москвы, тоже вдоль оврага, к мосту вёл другой спуск. Сегодня к этому месту от церкви в бывшем селе Аксиньино ведёт Смольная улица. Окончательно маршрут древней Тверской дороги можно установить, мысленно соединив эту церковь прямой линией с бывшим селом Всехсвятским, которое располагалось близ нынешнего м. «Сокол». Как мы видим, эта линия проходит через Головино, которое тоже когда-то возникло на древней Тверской дороге. От Космодеьянского Тверская дорога шла до д. Бутаково и дальнейший её путь совпадал с сегодняшним Ленинградским шоссе.

Там же, за Тверским мостом начиналась и Дмитровская дорога. Позднее, на этом месте образовалась улица Большая Дмитровка. Начальный отрезок этой улицы когда-то проходил через территорию, которая сейчас занята гостиницей «Москва». За гостиницей название Большой Дмитровки сохранилось; однако, начиная от Страстного бульвара оно опять пропадает. Современные Долгоруковская и Новослободская улицы соответствуют Дмитровской дороге, далее она опять пропадает и совпадает вновь только с Дмитровским шоссе. Дмитровское шоссе почти полностью следует древней Дмитровке до самого города Дмитрова и далее до г. Дубны, за исключением отрезка у бывшего моста через р. Клязьму. В своём верховье это небольшая речка. Место это сейчас затоплено Клязьминским водохранилищем.

Археологические раскопки на территории современного Кремля показывают, что из единственных (в северо-восточном направлении) ворот Кремника было два спуска вниз к городу Москов. Один из них шёл прямо вниз – к нынешней улице Ильинка, где начиналась Стромынская дорога. Второй путь шёл вниз наискось – в северном направлении. У самого подножия холма эта дорога разделялась на две. Одно направление обозначает современная 2-ая Арсенальная башня; как мы уже говорили, здесь когда-то был Волоцкий мост через р. Неглинку, за которым начиналась Волоцкая дорога. Другое направление обозначено современной Никольской башней; здесь стоял Тверской мост через р. Неглинку, за которым начинались сразу две старые дороги: Тверская, которая шла прямо, а также Дмитровка, которая уходила направо. Помимо названных двух дорог здесь же в скором времени взяла своё начало дорога, которая вела сквозь самые дремучие и сокровенные места Залесья, бывшие духовным сердцем Арсании, к древнейшим городам Ростову Великому и Ярославлю.

Эта дорога появилась после того, как князь Юрий Долгорукий основал в 1152 году город Переяславль-Залесский, где был сооружён большой по тем временам мост через реку Трубеж. Важность этого пути было подчёркнута тем, что дорога прошла прямо через крепость; таким образом, были взяты под княжеский контроль как мост, так и сам путь. Первоначально эта дорога называлась Переславской. Помимо моста через реку Трубеж, на ней был также важный мост через реку Клязьма. Далее Переславская дорога не имела сколь-нибудь заметных водный преград до самого Москова. Со временем, на этом пути возникла Троице-Сергиева лавра, которая стала важным местом паломничества; это нашло отражение в том, что дорогу стали назвать Троицкой. Под этим, более поздним названием - Троицкая дорога этот путь и вошёл в московскую историю.

В самом начале старой Переславской дороги лежит Никольская улица, которая переходит в Большую Лубянку, Сретенку и далее совпадает с нынешним проспектом Мира. От станции метро ВДНХ её маршрут идёт до Сельскохозяйственной улицы, а затем вдоль правого берега реки Яузы, спрямляя все её изгибы, вплоть до микрорайона Шараповка (бывшая дер. Шарапово) в гор. Мытищи. Соединив прямой это место со старинной деревней Тарасовкой (сейчас это село), мы определим первоначальный маршрут Переславской дороги. На пути от Тарасовки до Переяславля-Залесского сегодняшнее Ярославское шоссе часто не совпадает со старой Троицкой (Переславской) дорогой. Поскольку большинство изменений были сделаны недавно, то она сохранилась на карте под названием Старое Ярославское шоссе. В середине XIII века, когда возникла острая необходимость в безопасном водном пути между Московом и Владимиром, был организован волок между реками Яузой и Клязьмой. Подробнее об этом волоке говорится в заключении. Необходимость брать мыто (пошлину) в начальной точке волока, где в Яузу впадает речка с характерным названием Работня, привела к переносу части пути. Понадобилось построить новый мост через р. Работня, чтобы под ним можно было пропускать большие ладьи. Старый мост пришлось снести, поэтому в дальнейшем из из Москвы  до Переславля-Залесского можно было добраться только через Яузское мытище. Сегодня это место отмечено  храмом Иконы Владимирской Божьей Матери в Мытищах. В дальнейшем, когда строилось Ярославское шоссе, оно вышло к данному храму.

В отличие от Тверской и Дмитровской дорог, Троицкая (Переславская) брала своё начало в самом Москове, перед Тверским мостом. По этой причине возникло ошибочное мнение о том, что данная дорога старше первых двух. Даты основания городов расставляют всё по своим местам.

4а.
Ещё одно отступление.

Бытует заблуждение, связанное с известным летописным событием – крестным ходом с Владимирской иконой Божией Матери, который был совершён в августе 1395 года, после чего Тимур-лану (по-тюркски слово
лан означает хромой), возглавлявшему великое воинство, явилось видение. В результате чего он отказался от приступа Москвы, и ушёл со своей армией восвояси. Это событие нашло своё отражение в названии улицы Сретенка и Сретенского монастыря, который был основан в 1397 г. в ознаменование этого исторического события. Заблуждение вызвано тем, что крестный ход из Владимира в Москву проходил не кратчайшей дорогой, а по многим городам и весям Владимирского княжества. Святитель Киприан с людьми нёс Икону в Москву не по Старой Владимирской дороге, которая к тому времени пришла на смену древней Стромынке, а через Юрьев-Польской и Переславль-Залесский.

Следует добавить, что Старая Владимирская дорога, появившаяся два столетия после убийства великого киевского князя Юрия Долгорукого, вносит путаницу в представления москвоведов. По-видимому, появление этой дороги связано с сооружением в середине XIII века Мытищинского волока. Результатом этого проекта стал безопасный водный путь, связавший Владимир с Московом. У речного пути появился сухопутный дублёр, проходящий вдоль р. Клязмы. Начинаясь во Владимире, новая дорога проходила по левому берегу, спрямляя её изгибы. В тех местах, где дорога примыкала к берегу Клязьмы, появились древние поселения: Петушки, Старые Омутищи, Городищи, Ногинск, Богородское (вошло в состав г. Щёлково), Образцово. Как мы видим, лишь часть из них сохранила своё название поныне. Московская дорога, как она поначалу называлась, пересекала Стромынку и выходила к мосту через Клязьму на Переславской дороге; напротив Тарасовки. После переноса столицы княжества в Москов, эта дорога стала называться Владимирской (Владимиркой). Московская/Владимирская дорога позволила значительно сократить расстояние между двумя городами. Ещё при Юрии Долгоруком Москов был соединён Переславской дорогой с Ростовом. Всё это превратило Стромынку в малозначимую дорогу. Потеря значимости привела к тому, что в дальнейшем были утрачены многие участки этой древнейшей дороги.

Строительство Яузского моста в Москве в 1805 году, а также моста через р. Клязьму в Богородске (ныне г. Ногинск), ещё больше сократило путь между Москвой и Владимиром. Новая дорога, сегодня ставшая частью шоссе М7, стала называться Большой Владимирской дорогой. На неё также перешло традиционное название Владимирка. Соответственно, прежний путь стал называться Старой Владимирской дорогой.

Превращение Стромынки в малозначимую дорогу привело к упадку города Юрьев-Польской, которому Юрий Долгорукий дал своё имя. Это говорит о том, что суздальский князь связывал с этим городом большие планы. Уже при его основании Юрий Долгорукий сдвинул древнюю дорогу, соединявшую Ростов с Суздалем, таким образом, чтобы она проходила через Юрьев-Польской. Князь также построил дорогу от своего города до Переславля-Залесского. У моста через речку Сима возникло село с таки же названием. Далее, Юрий долгорукий начал строить дорогу от Переславля-Залесского до ранее основанного им Кснятина. Дорога до Кснятина огибала Плещеево озеро с юга, и имела лишь один заметный мост через реку Вьюлка рядом с её впадением в реку Нерль. В том месте возникло село Нерль. Таким образом, любой товар, идущий к этой волжской крепости из Ростова и Суздаля, не мог миновать Переславль-Залесский, в котором брали пошлину за провоз. Убийство князя Юрия Долгорукого в Киеве привело к тому, что строительство дороги до Кснятина не было закончено. Это привело к гибели княжеского проекта.

Здесь мы умышленно отходим от заявленной темы. Сделано это для того, чтобы читатель мог схватить план князя Юрия Долгорукого. С этой целью мы упоминаем основанные им крепости Городец, на левом берегу Волги, а также Стародуб на правом берегу реки Клязьмы. В результате этих деяний, появилась дорога от Суздаля в сторону Городца, проходившая через Стародуб. Теперь план князя Юрия Долгорукого становится ясен: он не собирался превращать в столицу своего княжества ни Владимир, ни, тем более, Москов, которые были окраинными форпостами его княжества. Главная дорога должна была протянуться между волжскими крепостями Кснятин и Городец, по пути проходя через Юрьев-Польской. Незаконченный путь включал также Переславль-Залесский, Суздаль и Стародуб. Будущей столицей должен был стать город, получивший его имя.

Упомянув Городец, нельзя не сказать о крепости Костроме, возведённой великим князем Юрием Владимировичем на том же левом берегу Волги. Постройка этих двух городов говорит о том, что в планах князя, не напрасно прозванного соотечественниками долгоруким,  была экспансия за Волгу в северо-восточном направлении, где у него не было соперников. В тех местах весь правый берег Волги уже принадлежал ему. Помимо основанных им городов, был также Ярославль, который построил его предок. Вероятнее всего, в то время уже существовал Углич, и племенная столица мери. Этот городок находился в устье р. Шача. Подобно тому, как Ростов имел выход к Волге по реке Которосль и Ярославской дороге, Суздаль и планируемая столица Юрьев-Польской имели общую дорогу к Волге. Перед мостом через р. Уводь две дороги соединялись в одну. Здесь возникло с. Иваново, превратившееся сегодня в областной центр г. Иваново. Далее на этом пути мы сегодня видим города Фурманов, Приволжск и Волгореченск.

Выше мы уже отметили, что ещё при жизни князя Юрия Владимировича им самим заложенная Переславская (позднее, Троицкая) дорога, негативно отразилась на исторической судьбе его детища - Юрьева-Польского. Однако основной удар по его плану нанёс наследник – князь Андрей Юрьевич, которому полюбился город Владимир.

5.
Изначально дорога на Смоленск начиналась за Чертольским бродом вместе с пучком других путей, которые сходились к правому берегу Москва-реки в этом месте. В тот период, когда в 1113 г. князь Юрий Владимирович получил Ростовский удел от своего отца Владимира Мономаха, эта земля ему не принадлежала. Видимо, он начал прибирать её к своим рукам после кончины великого князя.

Сейчас мы не можем сказать, как далеко простирались его владения за рекой. Известно лишь, что в направлении Брянска, Чернигова, Киева было построено укрепление в месте впадения р. Десны в Пахру, а также мосты через обе реки. Здесь сейчас находится посёлок Дубровицы. Следующий мост был построен через р. Мочу. Известно, что там князь Юрий Владимирович основал крепость, которой дал название Перемышль-Московский. Сейчас на этом месте находится Родневское городище. Годом основания Перемышля-Московского считается 1152 г., хотя, возможно, он был построен немногим ранее.

Это единственная дорога, от которой не сохранилось ни названия, ни хотя бы приблизительного маршрута. Многие историки склонны к тому, что земля за Москвой-рекой принадлежала Смоленскому княжеству. Между тем, основание Перемышля-Московского и Звенигорода, так же, как ранее Твери, Дубны и Кснятина, не вызвало никаких конфликтов с соседями. Это связано с тем, что князь Юрий Долгорукий получил права на всю территорию Арсании. И вот эта земля на правом берегу р. Москвы, равно как выше по её течению до Звенигорода, так же как указанная территория на отрезке вдоль Волги ранее принадлежали Арсании. Этому даётся объяснение в статье об Артсах и Арсании.

При основании города Звенигорода на реке Москве в 1152 году, был построен первый мост через данную реку. Произошло это годом раньше – в 1151 г., что говорит о важности этой дороги. Звенигородская дорога появилась одновременно с Переславской, соединив Ярославль и Ростов – через Москов - с Полоцком и Смоленском.

На начальном отрезке от Москова дорога на Звенигород совпадала с Волоцкой дорогой. После моста через реку Химка, который стоял на месте современного Тушино, дорога на Звенигород отходила в западном направлении и шла вдоль левого берега Москва-реки, спрямляя её изгибы.

Говоря о Звенигороде, нельзя опять ни вспомнить Волок на Ламе, который продолжал находиться во владении новгородцев, хотя в то время Юрию Долгорукому не составляло труда присоединить его к своему княжеству.

Те, города, которые мы перечислили, далеко не одни в большом списке крепостей, основанных князем-созидателем Юрием Долгоруким за время своего великого служения. Мы здесь упоминаем только те из них, что были связаны со строительством древних московских дорог.

Заключение
Статья о дорогах не напрасно завершает наш разговор о древней Москве. Именно сухопутные дороги, построенные в XII веке двумя великими князьями, отцом и сыном, заложили основу будущего величия Москвы. Владимир Мономах оседлал, как потом оказалось, важный брод, а Юрий Долгорукий на нём закрепился.

Роль сухопутных дорог повсеместно возрастала по мере развития мостостроения. В России, где было много полноводных рек (к сегодняшнему дню, из-за уменьшения площади лесов, количество таких рек уменьшилось), водные пути имели гораздо большее значение, чем, например, в соседней Европе.

При строительстве дорог, помимо технологии строительства мостов, важную роль играла сильная княжеская власть, поскольку в руках князя были средства для их строительства, вооружённая сила для охраны дорог и мостов, которая также использовалась для взимания платы за проезд. Наконец, княжеская власть давала возможность поддерживать дороги в рабочем состоянии.

Ещё до той поры, когда князья Владимир Мономах и Юрий Долгорукий приступили к строительству своих дорог, городок Москов пользовался водным путём. Плывя вверх по Москва-реке, можно было, по рекам и волокам, выйти к Балтийскому или к Чёрному морю. Идя вниз, можно было дойти до моря Каспийского. В трудный для Руси период, когда путь вниз по р. Москва стал опасным из-за степняков, да и с Рязанскими князьями традиционно враждовали, был проложен новый водный путь между Московом и Владимиром. Так, в середине
XIII века реки Яуза и Клязьма соединили волоком. Скоро этот волок назвали Мытищинским, по названию села, в котором брали мыто (пошлину) за провоз ладей по волоку. В самой трудной части волока когда-то стояла деревня Рупасово. Это название говорит, что люди, которые там жили, обладали недюжинной силой. Речку Чанка (приток Клязьмы) и речку Работня (приток Яузы) соединял жёлоб длиной в версту, по которому волокли ладьи. Работня – это тоже говорящее название. Видимо, р. Чанка в то время была достаточно полноводной, а вот вдоль р. Работни была создана цепочка прудов. Часть этих прудов сохранилась до сих пор. Эта часть волока начиналась Рупасовскими прудами, самый большой из которых играл роль аппендикса, где ожидали своей очереди ладьи, которые ждали свой очереди, чтобы двигаться в обоих направлениях. Цепочка прудов заканчивалась у места впадения в Яузу, рядом с церковью Владимирской иконы Божьей матери в Мытищах. Как раз здесь, у Троицкой дороги брали мыто.

Настоящее возвышение Москвы, не в пределах одного княжества, а в масштабах всей Руси, началось с возведения первого моста через Москва-реку в самой Москве. В XIV веке московитяне ещё не осознавали всей исторической важности этого момента. В противном случае они бы сохранили дату его постройки в своих летописях. Известно лишь, что на месте первого моста – естественно, деревянного – сейчас стоит Москворецкий мост. Второй мост появился позднее рядом с Чертольским бродом. Сейчас на его месте стоит Большой Каменный мост. Оба моста были наплавными. Это означает, что приходилось периодически открывать одну из секций моста для прохода речных судов. Как бы то ни было, с этого периода Москва стала важнейшим сухопутным транспортным узлом, что, в конечном итоге, выдвинуло её на главную роль.

В свою очередь, центральное положение Москвы предопределило её победу над Вильной в вековом споре за объединение Руси. В дальнейшем сильная Россия сумела подобрать большую часть огромных территорий Тартарии, что повысило историческую роль как нашей страны, так и её правителей. Ведь Тарт Ария, в переводе с тюркского, означает «Соединённая Ария». В статье «Арии и славяне» мы рассказываем об ариях, а также многих этносах Евразии, которые являются  потомками этого великого народа.

Как всё великое, Москва начиналась с малого: Чертольского брода и Кремника на Боровицком холме. Существование к тому времени Москова, не оказало заметного влияния на судьбу будущей Москвы. В то же время, уточнение даты рождения Москова позволило бы отодвинуть официальную дату отсчёта на более раннее время. Всё же, следует помнить, что, несмотря на свою предшествующую историю, будущая столица России обязана своим величием князю Владимиру Мономаху и его наследнику – князю Юрию Долгорукому.

P.S.
Позднее была написана статья с краткой историей важнейших шагов становления государственности России, которая называется «К триптиху о Москве».

Алексей Борисович Смирнов

исследователь и искатель истины
опубликовано 11 февраля 2016 года
последнее дополнение 31 июля 2018 года
Метки: Арсания, Сергий Радонежский, Алексей Борисович Смирнов, Владимир Мономах, Юрий Долгорукий, Кремник, Москов, Чертольский брод, Волоцкая дорога, Троицкая (Переславская) дорога, Стромынка, Волок на Ламе, Дмитровка, Кснятин, посёлок Дубровицы, Боровицы, Боровицкого холма, Тверской мост, Волоцкий мост, Боровицкий мост, Арсания, московитяне, Юрьев-Польской
© Авторский сайт Алексея Борисовича Смирнова, 2018, novoruss.ru@gmail.com
 
Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.novoruss.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат автору интернет сайта Алексею Смирнову, и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.