посвящается  преподобному

Сергию Радонежскому

К истории Москвы

сайт

Алексея  Смирнова

На сегодняшний день папка «Разное» включает следующие разделы:

К истории Москвы

начало эссе

Кто бы ни писал об истории Москвы, обязательно упомянет в своём повествовании Боровицкий холм, с которого, как считается, началась история этого великого города. Обычно авторы мимоходом говорят о том, что название Боровицкий холм произошло оттого, что некогда на этом холме стоял густой лес. По какой-то причине эта странная версия не подвергается сомнению, хотя её опровергает само наименование Боровицкий.

Напомним, что в русском языке от существительного бор - в его общеупотребительном значении образуется не прилагательное боровицкий, из него получается совсем другое слово - боровской. Вероятнее всего, прилагательное боровицкий происходит от названия селения Боровицы или Боровичи, которое находилось между берегом реки Москва и южным подножием холма. Это хорошо известно из московских летописей. Село Боровицы, видимо, исчезло при расширении укрепления на Боровицком холме. В результате чего появился первый деревянный Кремль, и его деревянные стены шагнули ближе к кромке воды. В нашем случае вариант наименования селения Боровичи, который изредка встречается, ничего не меняет, т. к. от него образуется одинаковое притяжательное прилагательное, а также топоним Боровицкий. Нужно сказать, что подобная замена «ц» на «ч» в русских летописях не является исключением.

Попутно заметим, что в старых русских городах подобные места, как правило, назывались подолом. Поэтому, говоря о старой Москве, современный историк подчас употребляет термин подол. Между тем, в московских летописях вы этого слова не встретите. Отсутствие же подола у Кремника и, затем, Кремля должно наталкивает нас на мысль о том, что селение Боровицы старше укрепления на холме.
Доказательством того, что село Боровицы старше данного укрепления, является также то, что холм получил своё наименование от данного поселения. Это говорит о том, что с внутренней стороны нынешней Кремлёвской стены, обращённой к Москва-реке, у самого подножия холма, можно обнаружить более древние артефакты, чем на самом Боровицком холме. Археологические находки могли бы рассказать нам о быте древних боровичан. Если начинать историографию Москвы с момента возведения укрепления на Боровицком холме, то боровичане заслуживают большего права считаться первыми жителями Москвы, чем княжеские дружинники, которые поселились в Кремнике. Кто как ни они строили это укрепление?

Несомненно то, что были и более старые москвичи, чем боровичане - мы твёрдо стоим на том, что город Москов – столица одного из племён вятичей - был гораздо старше Кремника на Боровицком холме, и именно он является предшественником Москвы. О том, где располагался этот город, мы подробнее расскажем в следующей статье нашего исторического триптиха о рождении Москвы. Очевидно, название холму – Боровицкий, было дано жителями Москова, так как холм стоял по направлению к селу Боровицы. Чуть ниже вы узнаете о том, что за бор устроили древние московитяне на холме. Вероятнее всего, Боровичи было родовым поселением вятичей. Их родовое капище на т. наз. Боровицком спуске появилось вслед за племенным капищем на вершине холма.

Если обратиться к этимологии слова бор, то можно обнаружить, что помимо основного значения слова бор, то есть, лес, есть другое, которое лучше подходит к ситуации того времени, когда зарождалась Москва. Слово бор в русском языке также означает кладбище. Об этом сообщает в своём словаре В. И. Даль. Правда, он почему-то относит данное значение слова только к Новгородскому говору. Возможно, лишь по той причине, что в XIX веке он обнаружил это значение только у новгородцев. Как тут не вспомнить, что местный боярин Стефан Иванов Кучка был из новгородцев? Впрочем, Кучка здесь упомянут только к слову. Очевидной причиной того, что погост перестали называть бором, были действия церковников. В старинных русских сказах встречается такое словосочетание, как капище с бором, а также его синоним - капище с погостом, что на современном русском языке означает капище с примыкающим к нему кладбищем. Можно обнаружить немало примеров того, как христианизация Руси разрушала не только древние верования наших предков, которых принято сводить к примитивному язычеству. Ассимиляция древнего православия привела замене смысла некоторых слов, а также к вымыванию из русского языка слов, подобных бору, в его значении места захоронения усопших. Так, в число запретных слов попало упомянутое капище. Христианство на Руси поглотило два столь важных понятия, как православие и старец. К числу таких поглощений относится слово соборовать. Изначально – сборовать, то есть положить в бор, похоронить. У русских христиан слово соборовать стало синонимом елеосвящения. Нужно заметить, что глагол соборовать/сборовать всего лишь созвучен слову собор (изначально – сбор), от которого образуется глагол собирать (сбирать). В связи с этим нужно отметить двусмысленность понятия соборность, которое появилось в русской православной философии XIX, когда древнее значение слова бор было уже утрачено. Действительно, на бору идеальная соборность.
Здесь нам опять на помощь приходят московские летописи, в которых часто говорится о церкви Спаса на Бору, которая долгие столетия была на территории Кремля в районе нынешней Оружейной палаты. Спас на Бору (см. позицию 3 на схеме древних укреплений) был снесён в 1933 году, несмотря на то, что о нём было известно, как об одном из древнейших кремлёвских храмов. Предлог на в названии храма, сообщает нам о том, что речь идёт не о лесе, в котором он когда-то был построен, а о месте, на котором стоял этот храм. Собственно говоря, в московских летописях выражение на Бору встречается и в качестве топонима. То, что Бором называли определённое место в юго-западной части Боровицкого холма, подтверждает нами сказанное.

Неподалёку от Спаса на Бору, ниже по склону, находился ещё один из трёх древнейших храмов Боровицкого холма. Его называли нижним или под Бором; такое название вполне соответствует его расположению на склоне. Церковь Рождества Иоанна Предтечи (см. поз. 17 на той же схеме), так назывался этот храм, была поначалу деревянной; позднее вместо неё сделали каменную, которую снесли в 1847 году. Важный факт заключается то, что на месте этого храма археологи нашли остатки древнего языческого капища. Вот вам и капище с бором.

В этом месте статьи кстати упомянуть знаменитые письма-инструкции, написанные папой Григорием I монаху Августину задолго до разделения единой христианской церкви. В 595 г. Григорий I послал будущего  первого архиепископа Кентерберийского для крещения Англии. Получив от него подробную информацию о положении дел, в 597 г. папа направил ему свои письма вместе с монахами. В этих письмах раскрывается психологическая проницательность, а также административные способности Григория I. На идеях, изложенных в этих письмах, уже полторы тысячи лет учатся священники всех христианских церквей, включая православных святителей. В своей инструкции Григорий I мудро советовал будущим святителям: «Чтобы взобраться на внушительную высоту, следует идти шагами, а не прыжками». На основании своего постулата папа дал несколько советов; в частности, он рекомендовал не разрушать, но оставлять и христианизивать языческие храмы, насколько это возможно. Языческие же праздники заменять обрядами освящения и праздниками мучеников. Помимо этого, папа Григорий I дал ряд советов, каким образом нужно работать с правителями с тем, чтобы в итоге добиться их расположения, затем привести к Богу и, наконец, использовать их власть и силу для крещения народа. Рекомендации Григория I были старательно воплощены во многих странах, включая Русь.

Следуя схеме, созданной папой Григорием I, сначала был обращён в христианство Великий князь Владимир Святославич, впоследствии названный Святым равноапостольным – это всегда была самая трудная часть миссионерской задачи. Затем пришёл черёд его дружины. Наконец, наступила очередь крестить Русь. Как известно, крещение киевлян и новгородцев произошло в 988 году, где дружинники крестили, как умели – то есть, огнём и мечом. В силу обстоятельств, в остальных частях Руси крещение проходило в течение нескольких последующих столетий, ведь для настоящего крещения нужен священник с его терпением. Это подтверждается многочисленными курганами  вятичей-язычников в Подмосковье, которые датируются XII – XIV веками.

Успенский собор, последний в нашем рассказе о трёх древнейших храмах
, стоит на месте, которое называется Маковицей. Этот летописный топоним предельно ясен, так как это место является вершиной, маковкой Боровицкого холма. Успенскому храму тоже предшествовал деревянный, который стоял на том же самом месте. Успенский собор (см. поз. 1 на схеме) действующий, он является главным храмом всей России, так что археологи не имели возможности поработать под ним. Между тем, можно с большой долей уверенностью предположить, что он стоит на месте древнего капища.
Схема укреплений на Боровицком холме в разные периоды московской истории

Схема укреплений на Боровицком холме

в разные периоды московской истории
В этом месте когда-то располагалось село Боровицы

В этом месте когда-то располагалось село Боровицы

Дело в том, что вершина холма является особым местом во многих религиях, в том числе в славянском «язычестве». Обычно вершина используется для создания языческого храма – капища; однако, редких случаях, сама вершина и площадка вокруг неё используется для религиозных ритуалов и обрядов. Круг вокруг центра вершины может быть образован людьми, камнями, деревянным забором либо изображениями богов. Во всех случаях, место в центре круга  предназначается Самому единому Богу. Следует отметить, что маковка каждого отдельно стоящего холма представляет собой портал для связи с Богом. Если вы не верите ведунам и святым, которые тысячелетиями об этом знали, а потому поднимались на вершину, чтобы здесь глубже ощутить свою связь с Ним, то можете сами в этом убедиться при помощи лозочек. Мощь портала на вершине холма, в первую очередь, зависит не от его высоты, а от того, насколько это место намолено. Из Нового Завета нам известно о молитве Христа на горе Фавор. Его молитвой, а также молитвами огромного числа людей, среди которых встречаются не только христиане, там тысячелетиями поддерживается мощный портал. Нужно заметить, что порталы связи с единым Богом существуют не только на маковицах; однако это не является нашей темой.

Исходя из расположения двух  капищ (поз. 2 и 17), можно предположить, что нижнее них – то, что под Бором, было родовым. Тогда как верхнее капище – на самой маковке холма – было племенным. Сам же Бор служил общим местом упокоения как боровичан, так и московитян, которые, как выясняется, жили неподалёку - с противоположной стороны Боровицкого холма. Археологические раскопки на территории Кремля говорят о двух воротах в древнем укреплении, которое называлось Кремником. Одни ворота были на Боровицком спуске. Эта дорога вела в село Боровицы, а также к Боровицкому мостику в устье Неглинки.

Несомненно, что этот мост был тоже старше Москвы - по Боровицкому мосту можно было выйти к броду через Москва-реку и соседнему селу, которое располагалось рядом со столь важным бродом. То селение называлось Чертолье*. Собственно говоря, наименование Боровицкому мосту могли дать именно жители Чертолья, потому что мост вёл из их села в Боровицы.

*Существует также версия, что село называлось Черторье. Полагаем такое предположение неверным, так как такое чередование звуков мешало бы течению русской речи: в слове черторье звуки не струятся.

Вторые, они же главные, ворота Кремника были построены на старой дороге, которая вела вверх к капищу на Маковице. Дорога эта шла от нынешней улицы Ильинки, пересекая нынешнюю Красную площадь. Она связывала большое селение с капищем. В следующей части нашего повествования мы расскажем о том, как называлось это поселение, а также, где оно располагалось.

Другого пути на Маковицу не существовало, так как северо-западный склон Боровицкого холма разрезали два глубоких оврага. Один из оврагов спускался к р. Неглинке, другой к Москва-реке. При возведении укрепления на холме перемычку между оврагами срыли, а сами овраги углубили. Это говорит о том, что через образовавшийся ров можно было перебраться только используя подъёмный мост.

Многое говорит о том, что укрепление на Боровицком холме было возведено князем Владимиром Всеволодовичем Мономахом. Около 1080 г. Владимир Мономах, в то время князь Черниговский (1078-94 г.г.), провёл две военные кампании против вождей вятичей. Именно в конце этого периода, либо немного позднее, когда он княжил в Переславле (1094-1113 г.г.) он мог прибрать к своим рукам стратегически важный вход в Залесье, каковым являлся брод через Москва-реку,  и построить Кремник, чтобы сторожить это место, а также взимать соответствующие подати. Наше предположение подтверждает археологическая датировка, когда была срыта перемычка между двумя оврагами на склоне Боровицкого холма. К тому же, на Бору была найдена висячая печать главы русской церкви - Киевского митрополита, - которая использовалась им в конце XI века. Возможно, эта печать каким-то образом связана как со строительством христианских храмов на месте языческих капищ и бора, так и со строительством укрепления на холме. Кто, как ни князь Владимир Мономах, имевший для этого достаточно власти и силы, мог учинить преобразование капищ в церкви. Сами же эти преобразования наводят на мысль об активной христианизации территории Кремника и, по-видимому, его округи. Как мы увидим в дальнейшем, в округе Боровицкого холма были не только Боровичи с Чертольем, но и город Москов столица племени вятичей.

После основания князем Владимиром Всеволодовичем Мономахом города Владимира в 1108 году, именно эта дорога – Стромынка - связала его с укреплением на Боровицком холме, которое, было возведено примерно в то же самое время, что и Владимир, получивший имя самого князя, а также столицу княжества Ростов Великий и Суздаль. Вероятнее всего, это случилось немногим ранее, чем был построен Владимир, либо в период его строительства. О Стромынке, а также других дорогах мы расскажем в третьей части исторического триптиха. Полезно отметить одну деталь: Стромынка пересекла р. Яузу в районе нынешних Сокольников, а не ниже по течению, как это требовалось бы, чтобы добраться кратчайшим путём из Владимира до укрепления на Боровицком холме. С одной стороны, может быть, здесь сказались ограниченные технологические возможности  мостостроения того времени мост в устье Яузы было бы труднее построить. С другой стороны, маршрут, по которому прокладывался путь, указывает на то, что в то время, когда Стромынка строилась, было актуальным именно это направление. Путь не вёл напрямую ни к одному из перечисленных выше городов. Он шёл к древнейшей дороге из Ростова в Суздаль, а уже через Суздаль можно было добраться до Владимира.

В то время в глухое залесье вёл единственный путь из Киева, Чернигова и Брянска. Этот путь лежал через Чертольский брод на реке Москва. До Суздали и древнего Ростова дорог не было; а путь путника, будь то пешего или конного, преграждали завалы и засеки. Новое укрепление неподалёку от брода стало входом в глухое и непроходимое Залесье, отправной точкой на пути во Владимир через Суздаль. Как бы тогда ни называлось место у входа в Залесье, именно брод дал начало будущей Москве.

В XIX веке при возведении первого храма Христа Спасителя на Чертольской горе, на стадии нулевого цикла, были найдены две серебряные монеты. Одна из них датирована 862 г., другая – 866 г. Их нашли рядом с устьем ручья Черторый, который в стародавние времена протекал по Чертольскому оврагу, но уже давно заключён в трубу под Соймоновским проездом. Найденные монеты не только наводят исследователей на две мысли: о существовании в это время торжища у брода, а также о наличии в этом месте поселения, которое значительно старше других поселений в округе. Видимо, сказанное выше в отношении замены капищ христианскими храмами на Боровицком холме, относится также к капищу на Чертольской горе. Этот холм когда–то был на месте, где сейчас стоит Храм Христа Спасителя. В те же времена, о которых мы сейчас говорим, на Чертольской горе стоял Всехсвятский собор. Именно по нему село Чертолье стало называться Всехсвятким. Позднее здесь был построен Всехсвятский мост, предшественник нынешнего Большого Каменного моста. До сих пор сохранился Всехсвятский переулок, который указывает место древнего брода через Москва-реку.

Выше мы уже сказали, что село Боровицы было старше Москвы, если датировать её основание 1147 годом. Нет сомнения в том, что село Чертолье гораздо старше этой даты. Между тем, археологи всегда стремились копать на территории Кремля, где, как они полагают, находятся самые древние культурные слои. Район ул. Ленивки и упомянутого Всехсвятского переулка таит в своей земле важные находки. В центральной части Москвы ещё один интересный район, где был брод через р. Пресня. Там когда-то было село Кудрино, известное по летописям с XIV века. Само наличие древнего брода указывает на значительный возраст этого села. Дорога, которая вела к капищу на Маковице, которое впоследствии стало Успенским собором, тоже явно начиналась у большого поселения. И это поселение тоже было старше Кремника на Боровицком холме.

После восхождение в 1113 году на Киевский трон Владимира Мономаха, Залесье перешло в руки его сына Юрия Владимировича, получившего впоследствии прозвище Долгорукий. Поначалу удел князя Юрия Долгорукого назывался Ростовским княжеством, но  сразу после смерти отца в 1125 г. князь Юрий перенёс свою столицу в Суздаль; тем самым, его княжество стало именоваться Суздальским. Впоследствии, после трагической смерти великого князя Юрия Долгорукого в Киеве в 1157 году, его сын князь Андрей Юрьевич, по прозвищу Боголюбский, перенёс столицу княжества во Владимир. Будучи очень деятельным, в период с начала своего самостоятельного княжения 1125 г. до самой смерти Юрий Долгорукий основал великое множество крепостей и городов; большинство из них было построено в Залесье. Помимо городов, он построил много дорог, которые связали новые крепости в единую сеть; ключевым элементом этой сети стало укрепление на Боровицком холме, сторожившее главный вход из западных, южных и северных княжеств Руси в Залесье. В 1156 году Юрий Долгорукий «заложил Москву», что в летописные времена означало не основание города, а постройку новых стен и башен.

Подводя итоги первой части исторического триптиха, можно отметить, что лингво-исторический анализ позволил нам прийти к выводу о происхождении наименования Боровицкий холм от названия села Боровицы, которое находилось у подножия холма со стороны Москва-реки. В свою очередь, название села произошло от погоста – бора,- который был расположен наверху этого холма. Тем самым, предположение о происхожении названия Боровицкий холм от бора/леса, который был на его вершине в момент прихода строителей Москвы, считаем ошибочным.

Наш анализ также позволил предположить, что на Боровицком холме могло быть ещё одно капище, на месте которого был сооружён Успенский собор; в тот период он был исполнен в дереве. Этот же анализ подтвердил ранее высказанную версию о постройке древней Всехсвятской, тоже деревянной, церкви на Чертольской горе, также на месте капища. Наши замечания могут помочь тем исследователям, которые ищут языческие памятники древней Руси; в первую очередь, это относится к маковицам холмов.

Ещё одним важным выводом нашего анализа является предположение об основании князем Владимиром Мономахом трёх церквей, а также укрепления на Боровицком холме, которое стало предшественником московского Кремника.

Наконец, мы отметили, что идея основания Москвы базируется не на Боровицком холме, а на Чертольском броде через Москва-реку. Именно этот брод собрал в один пучок все дороги по обе стороны Москва-реки. Говоря об истории Москвы (Москова) нельзя не отметить прочно внедрённое в нашу историческую науку заблуждение, состоящее в том, что название реки Москва имеет угорское происхождение. Историки и лингвисты в один голос утверждают, что на угорских языках ва означает воду. Это так, однако на языке народа маори слово вода (река) произносится довольно похоже - ваи (wai). Но самое главное возражение заключается в том, что окончание ва в названиях рек встречается не только в России. Его можно встретить также там, где не было никаких угров. То есть, в Центральной Европе, где текут такие реки, как Драва, Сава и Влтава, в которой отражается красавица Прага. Причём, эти названия появились задолго до того, как предки венгров пришли в Европу. Так что окончание ва может иметь иное происхождение.

Таким образом, новая гипотеза, включающая перечисленные выше четыре пункта, имеет полное право на жизнь.

В заключение автор данного эссе искренне желает новых открытий другим исследователям истории Москвы, страницы которой – по известным причинам - ещё далеко не раскрыты.

В следующей статье нашего исторического триптиха мы расскажем о месте, где располагался летописный город Москов, от которого, как многими считается, есть пошла будущая столица России – Москва.

В заключение мы откроем последнюю главу нашего складня, где расскажем о древнейших дорогах Залесьякоторые сыграли решающую роль в становлении великого города.

Алексей  Борисович  Смирнов

аналитик и искатель истины
опубликовано 21 января 2016 г.
последнее дополнение 29 октября 2018 г.
Метки: истории Москвы, Боровицкий холм, Боровицы, Боровицкий мост, Владимир Всеволодович Мономах, Всехсвятский мост, Чертолье, Черторье, Маковица, на Бору, капище с бором, Чертольской горе, Чертольский брод, Стромынка, Юрий Долгорукий, папа Григорий I
© Авторский сайт Алексея Борисовича Смирнова, 2018, novoruss.ru@gmail.com
 
Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.novoruss.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат автору интернет сайта Алексею Смирнову, и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.